wrapper

газета "Бетме-Бет"

Феликс Кулов: Я всегда старался быть полезным для своей страны

 Интервью с ветеранами ОВД Кыргызской Республики.

Феликс Шаршенбаевич Кулов – широко известная личность в Кыргызстане. Ныне политик, а в молодые годы он служил в органах внутренних дел, боролся с преступностью, дорос до министра внутренних дел, избирался легендарным парламентом вице-президентом страны, был премьер-министром. Он приобрел популярность в народе в годы обретения Кыргызстаном независимости. Предлагаем читателям интервью с ним, взятое в это непростое для страны время.


-Здравствуйте, Феликс Шаршенбаевич. Многим людям интересно узнать о том, как вы всего добились в жизни. Расскажите, пожалуйста, сначала о своих родителях, какое от них вы получили воспитание?
-Мой отец Шаршенбай был грамотным человеком, в 14 лет он уже был заместителем редактора газеты «Кыргызстан пионери». С началом Великой Отечественной войны его послали в Ташкент на специальные курсы, а затем призвали в армию. Служил он в минометном полку «Катюши» на Волховском и Карельском фронтах, а после отправили на Дальний Восток на войну с Японией. Демобилизовался он в 1946 году и был направлен на оперативную работу в город Фрунзе в органы МГБ. Когда это ведомство разделили на КГБ и МВД, он остался в милиции. Вышел он на пенсию в звании полковника с должности заместителя начальника УВД гор. Фрунзе, когда ему было всего 38 лет, имея выслугу 25 календарных лет. Сыграло роль то, что на фронте один день нахождения на передовой приравнивался к трем. Помню я спросил отца, а ему было уже далеко за 60, какое качество он считает самым главным у руководителя. Его ответ запомнил на всю жизнь: «В работе руководителя главное – это иметь чувство нового, передового. Нельзя останавливаться на достигнутом, надо искать и находить новые решения, соответствующие обстановке и поставленным задачам». Естественно, что такие советы не забываются. Например, будучи уже министром внутренних дел, чтобы органы внутренних дел не разделились по политическим пристрастиям, когда началась эпоха перестройки и демократизации в стране, мы первые в Советском Союзе приняли решение департизироваться, то есть, выйти из состава КПСС и подчиняться не решениям партии, а только закону.
Впервые в СССР мы создали службу собственной безопасности (сейчас служба внутренних расследований), службу по борьбе с наркобизнесом, впервые в Союзе было создано подразделение по борьбе с экстремизмом в МВД.
Будучи министром национальной безопасности, я создал первое главное управление разведки, раньше это был небольшой отдел и впервые в истории кыргызских органов безопасности была на самом высоком государственном уровне принята и утверждена Концепция внешней разведдеятельности. Создано антитеррористическое подразделение «Калкан» («Щит»), сотрудники которого прошли курсы боевой и специальной подготовки во многих странах( США, РФ и др.) Впоследствии он был переименован в «Альфу». В общем, заложенное отцом правило искать всегда что то новое сообразно меняющимся условиям, я пытался применять в своей работе.
А моя мать была актрисой . Тогда до войны во Фрунзе был только один театр. Одна из ее ролей- Токтогул в детстве. С нашими артистами даже один раз выезжала на фронт с концертами. Она была еще совсем молоденькой, когда удостоилась чести быть в составе
нашей делегации на первой декаде кыргызского искусства и литературы в Москве. Были они в Кремле, где их принимали члены Политбюро во главе со Сталиным. Проработала мама в театре 10 лет и вынуждена была уйти из него для ухода за детьми, а было нас у родителей семеро, но две девочки умерли от болезней во время войны.
-Вы начинали службу в милиции с самых низов. В 1966-67 годах, когда вам было 18-19 лет, вы были рядовым милиционером. Расскажите, пожалуйста, об этих годах, как вам служилось, какие у вас были достижения. Были ли в это время какие-нибудь интересные запоминающиеся случаи в борьбе с преступностью?
-С 1 ноября 1966 года я начал службу рядовым милиционером в оперативном взводе отдельного мотооперполка УВД гор. Фрунзе. Мы работали в то время по городу как сыщики по карманным ворам, наркоманам, разбойникам, грабителям и другим нарушителям общественного порядка. Это подразделение отдалённо напоминает нынешний спецназ, но мы больше работали без формы, в гражданской одежде. Иногда даже некоторых из взвода переодевали в женскую одежду и они гуляли в парках в качестве приманки. А остальные прикрывали их и в случае нападения злоумышленников, задерживали. Эта работа мне очень нравилась, потому что она была живая, интересная, тем более для молодого человека, как я, который только пришел в милицию. Часто нас привлекали для силовой поддержки сотрудников уголовного розыска. Эта работа дала мне определенную закалку, творческое развитие и опыт.
Также нас очень неплохо готовили в физическом отношении. У нас был тренер по фамилии Калмыков, бывший фронтовик, служивший в органах НКВД. Он обучал нас боевому самбо, относился к тренировкам строго и говорил, что учит нас не драться, а как надо нейтрализовать противника. А командиром взвода у нас был майор Коршунов. Его внешний вид соответствовал фамилии – орлиный нос и крепкая фигура. Как настоящий командир он очень много времени уделял служебной подготовке и политико-воспитательной работе.
Командиры часто давали нам ориентировки на задержание разных преступников. Но наиболее мне запомнились события 17 мая 1967 года, когда во Фрунзе произошли массовые беспорядки. А началось тогда все с задержания солдата, который в увольнении выпил лишнего и стал буянить. Милиционеры повели его в пункт, который располагался на Зеленом рынке в центре столицы, и вызвали военный патруль. Когда патруль приехал, солдата развязали, а он головой пробил стеклянное окно и поранился. И когда его выносили из пункта милиции на носилках, собралась небольшая толпа, люди стали кричать, что милиционеры убили солдата. Нас по рации вызвали туда, мы стали объяснять людям, что солдат сам виноват. И толпа кое-как разошлась. Но через некоторое время нашлись провокаторы из криминальной среды, которые стали распространять слухи о том, что милиционеры убили солдата. Собралась большая толпа, люди стали опрокидывать и поджигать милицейские машины, избивать милиционеров в форме. Затем толпа направилась к районным отделам милиции и УВД города. Наш взвод (все были в гражданской одежде) прибыли к Свердловскому РОВД. Там уже некоторые криминальные лица проникли в здание. Мы стали их задерживать применяли приемы боевого самбо, некоторых приходилось вводить в состояние грогги, проще говоря, нокаутировать. Так мы совместно с другими службами в ту ночь задержали около двухсот человек. Еще надо сказать, что в помощь милиции, были вызваны войска. Помню, как в один из моментов большая толпа надвигалась на роту, которой командовал старший лейтенант, это было на перекрёстке нынешних улиц Тыныстанова и Абдымомунова, он приказал своим солдатам примкнуть штыки к карабинам и выставить их перед собой. Толпа замялась, остановилась, и в этот момент, пользуясь суматохой, мы быстро из толпы выдернули наиболее рьяных организаторов, остальные в замешательстве, не поняв в чем дело, разбежались. Буквально за одну ночь беспорядки были остановлены, зачинщики арестованы и затем преданы суду.
-После окончания Омской высшей школы милиции вы в 1971-1975 годах работали инспектором в отделе по борьбе с наркоманией, затем старшим инспектором уголовного розыска в УУР МВД Киргизской ССР. Были признаны лучшим по профессии по республике. За какие достижения вы получили это звание? Какие в этот период были интересные раскрытия, задержания и т.п. в вашей работе? Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать оперативник уголовного розыска? Что бы вы посоветовали нынешним операм?
- После окончания в 1971 году Омской вышей школы милиции я был назначен оперуполномоченным Управления уголовного розыска МВД Киргизской ССР. Работал я в отделе по раскрытию преступлений под руководством опытных и известных оперов Базарбая Нурматова и Александра Старостенко. Начальником Управления уголовного розыска тогда был Александр Рычков. В то время приходилось очень много ездить по республике, помогать раскрывать преступления на местах. Так как я был еще молодой, работал под присмотром своих наставников.
Однажды поступило сообщение, что в одном из сел Аламединского района мужчина забаррикадировался в доме и стреляет из ружья. Отправили меня, потому что я умел применять спецсредства со слезоточивым газом. Этому нас учили в Высшей школе. По приезду на место я увидел, что подойти к двери дома нельзя – попадешь под выстрел. Тогда я обогнул дом сзади, взобрался на крышу, и стал пускать газ «Черемуху» в дверную щель сверху, чтобы выкурить преступника. Входная дверь приоткрылась, и тогда я бросил еще и гранату со слезоточивым газом. Но она попала в руку преступника, отскочила на землю, и газ стал распространяться вокруг. Под воздействие газа попал и я сам, глаза стали слезиться. В этот момент злоумышленник вышел наружу, и остальные сотрудники повязали его. Я был удивлен, что газ не подействовал на него, глаза у него не слезились. Потом мне объяснили, что «Черемуха», видимо, слабо действует на психически больных людей и собак.
Работал я и в отделе по борьбе с наркоманией. Там мне приходилось для задержания наркодельцов мотаться и по среднеазиатским республикам. Ведь тогда у нас в республике сеяли опийный мак, и дельцы со всего Союза приезжали сюда и подпольно закупали опий. В тот период у меня было немало задержаний наркопреступников, и за высокие показатели в 1974 году меня признали лучшим инспектором уголовного розыска республики.
Был случай, когда пришлось применять и табельное оружие. Поступила информация, что некий мужчина ходит в милицейской форме с пистолетом и грабит людей. Вычислили несколько адресов, где он может находиться. По одному из них пошел я с опером из райотдела Алексеем Трусковским, кстати, он имел звание кандидата в мастера спорта по самбо. Когда мы пришли, то увидели, что из квартиры вышла женщина с ведром, выбросила мусор и направилась обратно. Мы пошли за ней, и когда она открыла дверь, бросились внутрь. Но преступник, увидев нас, набросился с топором. Он ударил Алексея, тот сумел отвести удар, преступник замахнулся второй раз для нанесения удара, мой напарник крикнул мне: «Феликс, стреляй!» Пистолет я держал наготове в кармане, засунув в него только ствол, поэтому быстро его вытащил, послал патрон в патронник, навел на преступника и в последний момент все-таки выстрелил не в корпус, а в ногу. Все эти действия от вытаскивания пистолета, посыла патрона в патронник и производства выстрела произошли буквально за доли секунды. До сих пор не могу понять, как мне все это удалось. Преступник от попадания в ногу отлетел вместе с топором, упал и был нейтрализован.
Что касается качеств, которыми должен обладать оперативник, то самое главное он должен быть честным и еще человечным. Если будешь таким, то тебя будут уважать все – и окружающие, и даже преступники. Однажды ко мне пришел человек и напомнил, что я его задерживал за преступление. И он сказал, что отсидел положенный срок, вышел и ему некуда идти, родственников и жилья у него нет, денег тоже. Он вспомнил, что я отнесся тогда к нему по-человечески, и поэтому попросил помощи у меня. Я тогда вынес из дома кое-какие вещи, немного денег. Я это говорю не для того, чтобы похвастаться, а как пример того, что в любых случаях с людьми надо обращаться по-человечески.
Еще хочу сказать, что оперативник должен уметь нестандартно мыслить и быстро принимать решения, не бояться брать на себя ответственность, рисковать оправданно. Со временем надо набираться опыта, вырабатывать оперативное чутье.
- В 1978 году вы окончили Академию МВД СССР и были назначены начальником отдела УУР МВД республики. Расскажите, пожалуйста, какова в то время была криминогенная ситуация, какими делами занимался ваш отдел?
-После окончания Академии МВД СССР, как вы отметили, я был назначен начальником отдела Управления уголовного розыска республики. Перед Управлением в то время была поставлена задача в первую очередь предупреждение преступлений, ну и конечно, раскрытие уже совершенных. Также надо было заниматься организационно-аналитической работой. Кроме того, мы оказывали в регионах конкретную помощь по раскрытию преступлений, изучали и анализировали дела оперативного учета, розыскные и нераскрытые дела. Учили и помогали практически составлять подробные планы, находили и подводили под них наши оперативные возможности, проще говоря, агентуру. Такая работа позволяла раскрывать очень многие преступления. Использование такого негласного оперативного аппарата – это одно из главных условий раскрытия преступлений. Овладение таким искусством – умение находить способных, информированных негласных помощников – одна из главных задача каждого оперативника. Рассказывать же о всех конкретных преступлениях которые в то время мы раскрывали, а это была всегда коллективная работа, займёт немало времени.
-В 1990 году во время трагических событий в Ошской области вы были военным комендантом в столице. Как вам удалось предотвратить межнациональные столкновения, какие меры были вами приняты? А в следующем 1991 году вы выступили против ГКЧП и заслуженно получили прозвище «народного генерала». Каково это, получить такое признание и славу у народа?
-В 1990 году я занимал должность первого заместителя министра внутренних дел. Министром тогда был Гончаров, и когда на юге начались межнациональные столкновения, министра направили туда комендантом Ошской области. Когда волнения грозили перекинуться в столицу, меня назначили комендантом города Фрунзе. Ситуация была очень напряженная, в городе был установлено чрезвычайное положение, комендантский час. И перед нами была поставлена задача не допустить межнациональных столкновений. В городе появились провокаторы, которые призывали ехать на юг в помощь кыргызам. Также были призывы пойти в места компактного проживания узбеков и уйгуров ( такими местами во Фрунзе были Токольдош и улица Карпинского) и устроить там погромы. Приходилось выступать перед толпами людей, намеревавшихся идти громить, нападать на дома и предупреждать их, что по нарушителям будет применяться оружие, что власть не допустит беззакония. Люди поняли, что это не шутки, и не осмелились на такие действия. Вот такими, а также жесткими и решительными действиями мы сумели предотвратить межнациональные столкновения в столице. В эти дни приходилось на ходу принимать решения, брать на себя ответственность. Например, однажды пришла делегация с предложением провести на центральной площади обряд поминовения по погибшим на юге. Это было непривычно, тем более перед памятником Ленина и тем более во времена Советского периода, когда власть принадлежала Коммунистической партии и все подобные религиозные вещи были под запретом. Но поразмыслив, я всё же разрешил это сделать, но с условием, чтобы не произошло никаких эксцессов. Перед этим нами была проведена большая профилактическая работа, проводились беседы с организаторами, предупреждали их об ответственности. Все это дало свои плоды, поминовение на площади прошло без ЧП. Напряжение частично сняли. Кстати, после этого стало традицией проводить религиозные мероприятия с большим участием людей на главных площадях наших городов. В конечном итоге, в 1990 году в столице нам удалось обойтись без кровопролития и беспорядков.
А в августе 1991 года во время ГКЧП я уже был министром внутренних дел Киргизской ССР. Как я сказал выше, в то время происходили процессы демократизации, КПСС уже не имел такого сильного влияния, как раньше, начали возникать различные движения и новые партии. И я, чтобы в рядах МВД не было разброда, стал проводить работу по департизации ведомства, чтобы МВД подчинялась не партийным органам, а придерживалась только законов. Накануне ГКЧП, эта работа была завершена, были проведены партийные конференции по районам и на заключительной партконференции, состоявшейся 17 августа в МВД, было принято решение всему личному составу выйти из рядов КПСС. Это было беспрецедентное решение в условиях СССР, в котором , согласно Конституции, Коммунистическая партия являлась организующей и направляющей силой советского народа.
19 августа ГКЧП объявил о том, что Горбачев не может исполнять свои обязанности Президента СССР, и власть в стране переходит к ним. А 20 августа мне стали звонить и говорить, что в связи с департизацией МВД меня могут посадить. Я тогда даже предупредил родных, что меня могут арестовать. В тот день нас вызвали в Белый дом на совещание к президенту Акаеву. Там присутствовали вице-президент Кузнецов, председатель КГБ республики Асанкулов и другие. Асанкулов заявил, что рабочий класс, военные, органы госбезопасности и другие поддерживают ГКЧП. Тогда я встал и сказал, что МВД против и поддерживает только президента как главу суверенного Кыргызстана. Совещание на этом закончилось. Аскар Акаев на следующий день принял решение освободить от должности Асанкулова и возложить исполнение обязанностей председателя комитета на вице-президента Кузнецова. Об этом решении он оповестил Москву. Я тогда взял под охрану дом правительства, все важные объекты в столице. После этого мне стали звонить по телефону ВЧ с угрозами командующий Среднеазиатским военным округом генерал-полковник Фуженко, командир Панфиловской дивизии генерал-майор Лукьянов. Последний даже угрожал обстрелять из пушек дом правительства, ввести в город танки. Ведь дивизия была совсем рядом с Фрунзе, в Кой-Таше. Я поговорил с ним на повышенных тонах, сказал, что в дивизии служат и кыргызы, и может случиться всякое. Также я послал на въезд в город со стороны Кой-Таша мотоциклы с сотрудниками. В люльках мотоциклов они повезли куски арматуры. Если бы пошли танки, они должны были вставлять их в гусеницы, которые от этого расползлись бы и не смогли продолжать движение..
А в городе стала собираться в это время молодежь во главе с Топчубеком Тургуналиевым, которые хотели воевать за независимость и просили оружия. У людей в эти дни был очень мощный патриотический порыв. Я тогда позвал Тургуналиева и предложил, если вдруг введут войска, не воевать, а наоборот, выслать вперед девушек с цветами, аксакалов с хлебом-солью. И солдаты не смогут и не будут стрелять в мирных людей. Таким образом нам удалось перенастроить людей. Также в то время внутренние войска в республике подчинялись Москве, командующим был Анарбек Шамкеев. Я поговорил с ним о том, что он в первую очередь гражданин Кыргызстана и убедил его не исполнять приказы Москвы, а советоваться со мной и принимать совместные решения. Кроме того, существовало танковое подразделение в Рыбачье. Я позвонил начальнику Иссык-Кульского УВД Шаршенбаеву, чтобы он послал сотрудников в Боомское ущелье, и если через него двинуться танки в столицу, то организовать на трассе завалы из камней. Позже прошёл слух, что ГКЧП принял решение направить во Фрунзе самолёты с десантом. В Канте был военный аэродром. Туда мы могли бы войти, но это привело бы к ненужному и тем более вооружённому конфликту с военной охраной аэропорта. Поэтому я распорядился вблизи аэродрома установить пулеметы, снарядив их патронами с трассирующими пулями и при необходимости обесточить подачу электроэнергии к данному объекту. Если бы туда начали подлетать транспортные военные самолеты с десантом, то трассирующими пулями мы должны были продемонстрировать, что посадка для них небезопасна. Рядом со взлетной полосой аэропорта «Манас» мы приготовили бетонные блоки, чтобы в случае прилета военных самолетов они тоже не могли приземлиться. Вот такие меры пришлось тогда применять, чтобы Москва не ввела сюда войска. После провала ГКЧП собрался народ на митинг, я выступил на нем, рассказал, что было сделано, и люди мне, на тот момент полковнику, присвоили звание «народный генерал». Для меня это было признанием того, что МВД получила поддержку народа в эти непростые для всех нас дни. А звание генерал-майора я получил позже Указом Президента СССР. Так что, я советский генерал-майор и кыргызский генерал-лейтенант.
-Спасибо, Феликс Шаршенбаевич, за обстоятельные ответы. Надеемся, что ваши слова послужат примером для молодых сотрудников милиции в их службе.
Улан Алымбеков

Подробнее ...

Игорь Шестаков: “МВД идет в заданном направлении”


В обществе имеется не угасающий интерес к тому, как идет реформирование правоохранительных органов. Заданный президентом страны курс на цифровизацию всех сторон жизни, оказание государственных услуг и обеспечение общественной безопасности находит поддержку у руководства МВД. С целью выяснить, как общество относится к проводимым реформам в МВД, мы обращаемся к известным политологам. На этот раз нашим собеседником стал Игорь Шестаков.


-Игорь Альбертович, в 2019 году были введены в действие новые Кодексы, заработал проект «Безопасный город», Командный центр ГУВД Бишкека, Центр мониторинга, для предоставления услуг населению была введена система «Единое окно», начала работать новая Патрульная милиция. Как вы можете оценить деятельность МВД за прошлый 2019 год?
-Процесс модернизации, цифровизации, который сейчас идет в стране, должен касаться не только сферы экономики, но и должен быть связан с общественной безопасностью. Цель деятельности МВД – это обеспечение безопасности государства и граждан. А без крепкой материально-технической базы правоохранительных органов трудно говорить о налаживании экономики и социально-политической ситуации в стране, так как эти вещи взаимосвязаны между собой. В социальных сетях существует запрос на повышение уровня деятельности МВД по современным нормам. Социальные сети по сути сейчас являются народным мониторингом, контролем и оценкой деятельности госорганов. Могу сказать, как активный пользователь соцсетей, что народ позитивно воспринял конкурсный отбор в патрульную милицию, и этот факт может даже являться примером для других госорганов.
Если говорить о проекте «Безопасный город», то можно сказать, что с его внедрением начала повышаться культура вождения, водители стали привыкать соблюдать правила и начали понимать, что за нарушения они будут нести ответственность. Конечно, еще не все проблемы в этом плане решены, но надо работать дальше, внедрять такой проект по всей стране. И другие проекты, о которых вы упомянули, говорят о том, что МВД идет в заданном направлении, который был объявлен президентом Сооронбаем Жээнбековым по цифровизации страны. С одной стороны это позволяет эффективно бороться с коррупцией, а с другой стороны позволяет оказывать современные услуги гражданам страны. По отзывам в социальных сетях, сейчас стало намного проще получить справки и т.п. услуги в госорганах, в том числе и в МВД.
Надо понимать, что проблемы копились не один год, и решить их за короткий срок невозможно. Но сейчас видно, что руководство МВД стремится сделать ведомство более открытым и прозрачным, хотя, конечно, у работы МВД есть своя специфика, не все аспекты деятельности можно выносить на всеобщее обозрение. Но все равно видно, что МВД становится более открытым, сотрудники пресс-службы МВД часто посещают социальные сети, осуществляя обратную связь с населением, комментируют какие-либо события и отвечают на запросы граждан. Это уже хорошая тенденция, я могу только посоветовать сделать эту работу более системной.
Я могу привести примеры того, что пользователи соцсетей положительно оценивают работу Патрульной милиции, некоторые люди рассказывают об их оперативности, вежливости сотрудников. Конечно, бывает и критика в их адрес, но в целом люди положительно оценивают работу Патрульной милиции. Надо сказать, что в рамках того объема финансирования, который получает МВД, ведомство хорошо использует эти ресурсы. Будет больше финансирование, будут и лучше показатели.
-Как бы вы оценили сотрудничество МВД с другими госорганами? Например, МВД ведет работу по противодействию религиозному экстремизму, наркопреступности, с семейным насилием, но, к сожалению, другие госорганы или бездействуют, или недостаточно обращают внимания на эти проблемы.
-Решить вопросы распространения религиозного экстремизма только с помощью МВД и ГКНБ не реально. Это проблема общественная. Можно привести в пример недавние события в приграничных районах Казахстана. Проблемы там накапливались годами. И их должны были решать государственные структуры и все общество. Надо было заранее предупреждать такие конфликты. Правоохранительные органы выполняют свои задачи, но только карательным методами такие проблемы не решить. Нужна поддержка всего общества. Должны работать госкомитет по делам религии, по делам молодежи, органы местного самоуправления. А у нас в стране были случаи, когда целыми семьями уезжали в Сирию. Вербовщики экстремизма работают очень четко, профессионально. И где были в такой ситуации местные органы власти, где были общественные организации, которых в стране многие сотни и тысячи? Поэтому я считаю, что общество и другие гоструктуры должно максимально помогать правоохранительным органам, должна существовать гражданская ответственность за противодействие подобным фактам.
-У всех на памяти события в селе Кой-Таш прошлым летом. В обществе были разные мнения о действиях милиции в те дни, была и критика. Но в целом комиссия, изучившая те события, пришла к выводу, что все меры МВД были законными. Как бы вы оценили работу милиции в те напряженные дни?
-Кой-Ташские события - это был не рядовой инцидент, это была максимально политизированная ситуация прежде всего самим Атамбаевым. Началось все с того, что он отказался являться по повесткам следователя МВД. А ведь он, будучи на посту президента, неоднократно заявлял, что перед законом все должны быть равны. В те дни он сам своими действиями превратился из свидетеля в обвиняемого в тяжких преступлениях. Политизированные события надо разбирать по фактам. Был убит спецназовец ГКНБ, тяжелые ранения получили сотрудники МВД, а сторонники Атамбаева почти не пострадали. В Кой-Таше создалась общественно опасная ситуация, которой могли воспользоваться деструктивные силы в своих целях. Поэтому считаю, что сотрудники МВД действовали исходя из этой опасной ситуации. Как гражданский человек и политолог, я могу задать вопросы только Атамбаеву: почему в его доме было так много оружия, которое применялось для вооруженного сопротивления, почему он как гражданин страны не подчинился законным требованиям сотрудников милиции?
-Хотелось бы узнать ваше мнение о таких проблемах, как семейное насилие, как насилие над детьми?
-Опять же в этом вопросе нельзя всю ответственность возлагать на сотрудников милиции. Я как эксперт могу сказать, что растет целое поколение детей, которые фактически не видят своих родителей, находящихся в трудовой миграции. Многие из них не посещают школу, их воспитывает улица, а потом они пополняют ряды криминальных элементов. Каждый год в парламенте, в правительстве звучат обещания о создании новых рабочих мест, но обещания так и остаются обещаниями. Люди уезжают за границу в поисках работы, а их дети остаются на попечение бабушек и дедушек, других родственников и растут как трава в поле. Правоохранители встречаются с такими молодыми людьми только по факту совершенного ими правонарушения. Я думаю, что только когда кыргызстанцы не станут думать о том, куда поехать в поисках работы, то случаев семейного насилия станет намного меньше. Также я думаю, что введенные в 2019 году новые законы слишком либеральные. Приведу в пример снова соседний Казахстан, где в случае сексуального насилия над детьми применяется химическая кастрация. Я считаю, что это абсолютно правильная мера. По моему мнению, вообще надо вернуть смертную казнь за подобные преступления против детей. Преступники понимают, что в любом случае жизнь ему будет сохранена, и поэтому беспредельничают. У нас давно ведутся разговоры о таком способе наказания педофилов, как кастрация, но дальше разговоров дело не продвигается. К тому же надо сказать, что правоохранители стараются, ловят коррупционеров, насильников и им подобных, а в судах им дают условные сроки или вообще дела разваливают. Президент Жээнбеков недавно дал негативную оценку работе судей, так было и при прежних руководителях страны. Народ перестал верить в правосудие, об этом говорят и в социальных сетях, и в СМИ. И я считаю, что новые законы, направленные на гуманизацию, не отражают реальное положение в стране. Наши законы зачастую пишутся на грантовые деньги от доноров, которые считают, что законы должны быть как в развитых странах Европы. При этом не учитывается социально-экономическое положение в нашей стране. Я считаю, что такие либеральные законы пока что не подходят условиям Кыргызстана. Нам надо брать пример в законодательстве хотя бы с соседнего Казахстана, где существуют жесткие правила и законы для нарушителей порядка.


Беседовал Улан АЛЫМБЕКОВ

Подробнее ...

Марс Сариев: "Законы против преступности надо ужесточать"


-Марс Осмонкулович, в 2019 году были введены в действие новые Кодексы, заработал проект «Безопасный город», Командный центр ГУВД Бишкека, Центр мониторинга, для предоставления услуг населению была введена система «Единое окно», начала работать новая Патрульная милиция. Как вы можете оценить деятельность МВД за прошлый 2019 год?
-О работе правоохранительных органов я могу судить в первую очередь по действиям сотрудников ГУОБДД. Я вижу, что не стало сотрудников с жезлами на улицах, которые в прежнее время останавливали и штрафовали водителей. Сейчас ездят патрульные машины, все происходит в европейском стиле, абсолютно незаметно. Тем более, сотрудников эту структуру набирали на конкурсной основе, открыто и прозрачно, к тому же и из числа гражданских лиц, поэтому изменился качественный состав. Прежнее ГУОБДД воспринимался как источник поборов на дорогах, а сейчас произошел сдвиг к цивилизованным методам. Сейчас и по вечерам стало безопаснее на улицах, почти везде есть камеры, которые фиксируют любое происшествие. Введенные «Единые окна» очень сильно облегчают получение необходимых справок, паспортов и других документов.
Согласно новым законам в стране существует довольно либеральный режим, в соцсетях свободно идут дискуссии по разным общественным и политическим вопросам, нет ущемления чьих то прав. Это с одной стороны. Но есть ведь проблемы с такими видами преступлений, как семейное насилие, насилие над детьми, противодействия организованной преступности. В отношении них законы, я считаю, надо ужесточать. Надо как в Казахстане, вводить химическую кастрацию за сексуальные преступления против детей. Вообще, это в последние годы стало общемировой проблемой, везде растет количество насилия против детей, и поэтому надо вводит жесткие наказания за это.
-Многие сотрудники милиции жалуются, что они стараются, ловят мздоимцев, насильников и других преступников, а в судах дела разваливаются, правонарушители получают условное наказание, поселение или вообще отпускаются на все четыре стороны. Труд милиционеров идет насмарку…
-Да, это очень большая проблема. Судебная реформа буксует, суды остаются политически зависимыми, судей назначает глава государства. Я считаю, что это неправильно. До сих пор существует телефонное право, суды со времен Акаева ручные, являются инструментом подавления. Для того, чтобы исправить положение, во-первых, надо поднять зарплату судей и в то же время повысить их ответственность за работу. При совершении судьей нарушения надо применять жесткие меры, увольнять, лишать их всех привилегий. И надо, чтобы их назначение происходило коллегиально, чтобы они не зависели от какого то органа или лица. Судьи должны дорожить своим честным именем, репутацией, положением. Также я за то, чтобы был введен суд присяжных, чтобы не было судебных ошибок. Сейчас пока что в народе бытует мнение, что имея много денег можно откупиться, а будучи бедным можно сесть в тюрьму за мелкое правонарушение.
-Сейчас милицию много критикуют за плохую работу в борьбе с экстремизмом, наркоманией, тем же семейным насилием, уличной преступностью. Но с другой стороны с этими проблемами должны бороться не только правоохранители, но и другие госорганы, местные власти, общественность. Как вы считаете, только ли милиция виновата в этом?
-Милиция – это карательный орган, она сталкивается уже с фактами преступлений. А на самом деле надо заниматься профилактикой преступлений. В этом большую роль должно играть министерство образования и вся общественность. Воспитание законопослушности должно начинаться с детского сада. А сейчас нет таких организаций, как пионерская и комсомольская, дети предоставлены сами себе и улице. Многие родители загружены добыванием средств, и на воспитание у них нет времени и сил. Уличная субкультура, поток насилия на телеэкранах, лже-герои, которые ни во что не ставят ценность человеческой жизни, все это ломает нравственные и моральные устои. Дети состоятельных родителей с подросткового возраста приучаются к наркотикам, дети малоимущих начинают нюхать клей и другие токсические вещества. В общем, с ранних лет начинается приобщение к криминальной субкультуре. И когда они совершают правонарушения, крайней оказывается милиция. А где было общество, родители, госорганы, которые не уследили за ними?
Если рассматривать последние события в Казахстане, то это произошло вследствие недостатков в работе Ассамблеи народа Казахстана, других госорганов и попустительстве местных властей. Проблема межнациональных отношений – очень актуальная во всем мире, на этой почве происходят столкновения во многих странах. Этому способствует неправильная национальная политика властей, существующее расслоение на бедных и богатых. Например, в Малайзии после погромов китайцев, которые составляли меньшинство населения, но были более зажиточной частью, были введены квоты на представительство разных наций в госорганах, в правоохранительных ведомствах и т.д. , что способствовало принципу справедливости. И это позволило предупреждать в будущем недовольства людей.
И у нас в стране происходят процессы, когда недовольные другой нацией люди возмущаются - почему они более зажиточные, почему они зарабатывают больше, ездят на дорогих машинах и т.п. А среди нацменьшинств молодежь, чувствуя свою безнаказанность ( родители и родственники откупят от милиции), начинают совершать правонарушения. Все это способствует повышению напряженности, которая может от любой искры вылиться в подобные трагические события. У нас есть институт стратегических Исследований, Ассамблея народа Кыргызстана, которые должны изучать происходящие негативные процессы и предупреждать взрывы недовольства. Надо интегрировать закрытые обособленные сообщества нацменьшинств в жизнь страны, предоставлять им квоты в государственные и другие органы.
Надо отметить, что в событиях в приграничных селах Казахстана наши правоохранители показали себя с лучшей стороны. Они не чинили никаких препятствий беженцам, которые хлынули в Кыргызстан, оказывали посильную помощь.
-И последний вопрос, как вы оцениваете действия милиции во время Кой-Ташских событий? Общество в основном положительно отреагировало на то, как сработала милиция, комиссия, изучившая эти события, дала оценку, что правоохранители действовали в рамках закона….
-В ходе этих событий Атамбаев действовал неадекватно. После президентских выборов он, видимо, рассчитывал, что Жээнбеков будет управляемой фигурой. Но он ошибался, Жээнбеков придя к власти, понимал, что если он будет плясать под чужую дудку, то упадет его авторитет, что не позволит ему руководить страной. Обострение ситуации Атамбаевым сыграло злую шутку с ним, его самонадеянность привела к печальному финалу. Я совершенно согласен с тем, что правоохранительные органы действовали в рамках закона, чтобы обеспечить общественную безопасность в стране, которой угрожали действия экс-президента. Теперь он будет отвечать перед законом по серьезным статьям Уголовного кодекса, хотя мог явиться по повестке следователя в МВД и давать показания в качестве свидетеля.

Улан АЛЫМБЕКОВ,
фото Д.АСАМИДИНОВа

Подробнее ...

Школьников обучили оказанию первой помощи

Нынешний 2020 год объявлен президентом Кыргызской Республики Сооронбаем Жээнбековым годом развития регионов, цифровизации и защиты детей. согласно этому в центре профилактики правонарушений среди несовершеннолетних МВД КР проводятся плановые мероприятия среди учащихся общеобразовательных школ столицы.
Следует отметить, что в ЦППН в целях предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних сотрудниками постоянно осуществляются мероприятия  по установлению личности, условий жизни и воспитания несовершеннолетних в семье, причины самовольного ухода из дома и школы. Также выявляются несовершеннолетние из неблагополучных семей, оставшиеся без попечения родителей и лиц их заменяющих, нуждающиеся в помощи государства. Во время нахождения детей в Центре сотрудники связываются с родителями или попечителями ребят и передают им только после установления личности и родства. Дети находятся в 
данном центре не более 48 часов, в течение которых с ними проводится воспитательная работа, психологически-поддерживающие беседы.  Как отметил начальник ЦППН подполковник милиции Нурудин Омурбеков, в Центре имеются штатный психолог, который занимается и с детьми, и с родителями, а также врач-терапевт. Находящиеся в Центре дети питаются четыре раза в сутки, здесь имеются комнаты отдыха, игровая комната, библиотека, прачечная, футбольное поле  и даже недавно оборудованная комната релаксации. Работа Центра полностью финансируется МВД, большую помощь в ремонте и снабжении оборудованием оказал ЮНИСЕФ. Также Н. Омурбеков сказал, что прибывающие за своими детьми родители бывают приятно удивлены условиями Центра и отношением к детям и часто выражают свою благодарность.  24 января сего года в ЦППН были приглашены сотрудники национального общества Красного Полумесяца для проведения занятия по оказанию первой неотложной помощи до момента  оказания квалифицированной медицинской 
помощи. Занятие проводилось для учащихся старшеклассников средней школы №18 города Бишкек. Проводили занятие координатор по оказанию первой помощи Асель Токтомамбетова и девушки-волонтеры Бактыгуль и Адеми.  Они в легкой доступной манере рассказали и показали на практике на манекене, как надо оказывать помощь пострадавшим в несчастных случаях при остановке сердца, остановке дыхания при попадании посторонних предметов в дыхательные пути, при различных видах кровотечения. В течение заня
тия школьники тоже выходили и на практике показывали, как они усвоили методы оказания помощи пострадавшим. После занятия учащиеся признались, что занятие было для них очень полезным и теперь в экстренных ситуациях они не растеряются и смогут помочь пострадавшим от несчастных случаев. После занятия сотрудники Центра устроили для школьников в столовой чаепитие с вкусными  пирожками.   
Подробнее ...

Галерея

Видеогалерея

videogallery

Наши контакты

Адрес; 720040, г.Бишкек ул. Фрунзе 469

Секретариат МВД КР 

Телефон доверия: +996 312 26 60 27

Общественная приемная граждан:

+996 312 26 60 64

Службы внутренних расследований МВД КР 0704-999-918, 0999-917-397              Пресс-служба МВД КР: (тел/факс), +996 312 26 62 54, 26 62 90

По вопросам работы проекта "Безопасный город" и по штрафам за нарушения ПДД: 0312 53-03-48, 0312 53-03-89, 0312 53-03-76

По вопросам выдачи справок о несудимости: 0312 36-94-18

По вопросам выдачи справок оружия СОБ МВД КР: 0312 36-94-93

По вопросам выдачи справок ГУОБДД МВД КР: 0312 36-95-58

По вопросам выдачи апостиля: 0312 36-94-13