wrapper

газета "Бетме-Бет"

Футболист и опер в одном лице

Болельщики футбола старшего поколения помнят игроков команды «Алга», которая блистала своей игрой в конце 60-х и  70-х годах.  В то время стадион «Спартак» во время матчей «Алги» заполнялся до отказа, билеты на матчи было не достать, у всех на слуху были имена звезд той команды – Юсупа Мусаева, Ревгата Бибаева, Бориса Стрельцова, Геннадия Мерзликина, Бориса Подкорытова, Алмаза Чокморова, Мажита Кожанова, Михаила Тягусова, Немата Закирова, Зарлыка Султанова, Раиса Батраева. И хотя «Алга» выступала лишь в первой лиге чемпионата СССР, нередко во Фрунзе приезжали и команды  из высшей лиги на кубковые и товарищеские матчи. Помню, как «Алга» выиграла у московского «Динамо» со счетом 3:0, хотя за нее играли Валерий Газзаев, а  воротах преемник Льва Яшина в клубе Владимир Пильгуй, которому Алмаз Чокморов забил один из голов  между ног.  
Один из той плеяды футболистов «Алги» вратарь  Мажит Кожанов после завершения спортивной карьеры более двадцати лет проработал в милиции, ушел в отставку в звании подполковника. Вот что он рассказал нам о своем жизненном пути в футболе и в милиции.
Мажит с детства гонял мяч с пацанами сначала во дворе, потом пошел в секцию при клубе «Сельмашевец» от завода имени Ленина. Он говорит, что его в юности шутя спрашивали, почему у него кривые ноги. А причина банальна – в детстве из-за голода болел рахитом. Но он отвечал, что у футболиста должны быть такие ноги. А в 1961 году он в 18 лет уже попал в «Алгу». Конечно, первые сезоны его редко ставили на игры, как он говорит, конкуренция среди вратарей была большая. Но со временем он стал основным вратарем команды, и играл в «Алге» с успехом  до 1973 года. Конечно, он задумывался о том, что будет делать после того, как перестанет играть в футбол. Поэтому как раз к 1973 году закончил заочно юридический факультет университета.
 И вот Мажит после проводов из «Алги» пришел  в отдел кадров столичного УВД. Его назначили в уголовный розыск в отделение по убийствам. Начальник отделения Юрий Лобанов в первый день шутя спросил его:
-Ты что, был футболистом? И вам за это еще платили? За то что, 22 дурака бегают по полю за одним мячом?
 Потом выложил перед Мажитом папки с уголовными делами об убийствах, приказал изучить и высказать свое мнение. Как признается Мажит Нагашпаевич,  он всегда боялся трупов, поэтому при посещении морга по служебным делам сначала его тошнило, но потом постепенно привык. Первое дело об убийстве он в составе отделения раскрыл в том же году. В районе магазина «Космос» в скверике было найдено тело женщины. Нашлись свидетели, которые видели ее с мужчиной, они смогли описать его. Как выяснилось впоследствии, это был приезжий из Владивостока, работник морского флота. Приехал сюда на отдых, и совершил такое преступление. Так как он не знал города, в панике после совершенного преступления убежал на край города и спрятался на чердаке какого-то заброшенного дома. Там его увидел сторож, и сообщил в милицию. Так в общем то легко было раскрыто тяжкое преступление. 
 Также Мажит Нагашпаевич вспомнил необычное и интересное дело, которое им довелось раскрыть где то в конце семидесятых годов. В УВД он просматривал поступившие ориентировки, среди которых была одна из таджикского города Канибадам. Там ограбили ювелирный магазин на большую сумму. В деле фигурировал человек в форме сотрудника госбезопасности. Ну, он принял ее к сведению, и все. Через несколько дней у его жены был день рождения, и он обратился к знакомой девушке, которая работала в ювелирном отделе Военторга, чтобы купить подарок. И эта знакомая показала ему золотое кольцо с драгоценным камнем. По ее словам, какой то интеллигентный мужчина попросил продать его, так как ему нужны деньги. Она боялась, что за этот «левый» товар ее могут наказать, и просила у Мажита совета, что делать. Тогда он вспомнил ориентировку, взял кольцо и сравнил с фотографиями украденных в Таджикистане. Все сошлось, кольцо было оттуда. Тогда он попросил девушку помочь задержать этого гражданина. Он с коллегой стали дежурить возле Военторга в машине, а девушка должны была при появлении подозреваемого сделать им знак, выглянув на секунду из дверей. Прождали несколько часов, и вот удача – тот появился. Установили слежку, начали выяснять круг знакомых подозреваемого. Передвигался тот на мотоцикле «Ява» (очень крутой транспорт по тем временам), установили, где он живет, с кем общается. Решили аккуратно его задержать. На допросах этот мужчина по имени Шамир молчал, про кольцо говорил, что это подарок. Бились с ним долго, но он не раскалывался.  Потом пошли на хитрость: один сотрудник спрятался в металлическом сейфе в кабинете, а подозреваемому дали возможность встретиться и поговорить с женой один на один.  Из подслушанного разговора выяснились любопытные детали, которые ему потом и предъявили. Так потихоньку и стали раскручивать его. Их мошенническая схема была идеальной. Они группой поехали в Канибадам, присмотрели ювелирный магазин, все разведали. Затем этот Шамир в форме госбезопасности входит в магазин, начинает наезжать на заведующую, типа она участвует в сомнительных операциях с ювелирными изделиями. Но потом намекает, что она может развести за определенную сумму. Второй в гражданке, тоже представившись сотрудником госбезопасности, уводит в это время из магазина продавщицу, оставляет ее на остановке и приказывает сидеть, пока за ней не придут. А заведующей Шамир приказывает закрыть магазин, опечатывает, забирает у нее ключи. И они едут к ней домой, чтобы поговорить о том, как ей избежать ареста. По дороге он незаметно отдает ключи сообщникам. Те открывают магазин и забирают почти все, что там находится.  А Шамир после разговора с заведующей у нее дома тоже говорит, чтобы она сидела дома и ждала. Потом они с награбленным приезжают во Фрунзе и делят добычу. Прятали они золото в банках на пустыре, повыше нынешней Южной магистрали. Договаривались годик не трогать, пока не уляжется, но Шамир, главный организатор ограбления, сам  не выдержал – срочно понадобились деньги. На этом и погорел. Все фигуранты дела  показали, где спрятано золото, когда взвесили, оно потянуло на несколько килограммов. Все отправили в Таджикскую ССР, а операм отделения оттуда прислали в виде поощрения наручные часы. Кстати, простые, не золотые.
Как рассказывает Мажит Нагашпаевич, этот Шамир так и не оставил даже после отсидки свою мошенническую деятельность. Все, наверное, помнят, историю с кастингом девушек для съемок в фильме. Их завлекали объявлением об отборе девушек для съемок какого то фильма, приглашали в офис, просили снять верхнюю одежду, зайти в какую то комнату, где их якобы будут фотографировать, а сами забирали дорогие шубы и куртки и исчезали. Как говорится, горбатого могила исправит. 
А наш герой сейчас на пенсии, с последней должности ушел в отставку после конфликта с начальством. Как он сам говорит, он был футболистом, но не гимнастом, прогибаться перед начальством не приучен. И сейчас он  не может сидеть без дела, является членом дисциплинарной комиссии Федерации футбола Кыргызстана, его приглашают на все соревнования юных футболистов в качестве почетного гостя и эксперта. Короче говоря, жизнь у него бьет ключом. В этом году у Мажита Нагашпаевича был юбилей – 75 лет со дня рождения, с чем мы его горячо поздравляем. 
Подробнее ...

ЕГО НАСТОЛЬНОЙ КНИГОЙ БЫЛА «СЕРЖАНТ МИЛИЦИИ»

За все годы службы полковник милиции в отставке Анарбек Абдиевич Ибраимов ни разу не применил оружие. В него же самого стреляли несколько раз. К примеру, при задержании группы вымогателей, возглавляемой бывшим сотрудником милиции Домброновым, последний оказал вооружённое сопротивление - открыл стрельбу по оперативникам. Спецназовцы были вынуждены применить огнестрельное оружие. В ходе перестрелки главарь банды был ликвидирован. На его счету и счету его подельников сотни уголовных деяний: грабежи, изнасилования, рэкет и убийства.
Родился А. Ибраимов во Фрунзе в семье служащего. Его отец Абдый - из семьи табунщика, участника ВОВ, с 3-им Белорусским фронтом закончил войну в Германии на реке Эльбе. Вернувшись в Кыргызстан, работал на различных партийных должностях, много лет руководил киностудией «Кыргызфильм «. Несмотря на это своего старшего сына хотел видеть военным.
-До армии я много читал историку, детективы, самиздаты. Настольной книгой у меня была  «Сержант милиции», - вспоминает Анарбек. - Наш сосед дядя Саша был старшиной милиции. Он всегда ходил в форме, с портупеей. Всегда строгий, подтянутый. На перекрестке, недалеко от школы, я часами наблюдал за работой регулировщика ГАИ, который тоже всегда был подтянут и строг. Люди в форме мне всегда нравились.
После армейской службы в ракетных войсках стратегического назначения на Байконуре, Анарбек по рекомендации комсомольской организации воинской части и наставлению отца поступил во Фрунзенскую среднюю спецшколу милиции МВД СССР. После её окончания в 1982 году он был направлен участковым инспектором в УР Первомайского района г. Фрунзе. Вместе с коллегами-операми он раскрывал свои первые  преступления - хулиганства, кражи, разбои и пр. Вскоре его окончательно «затянули» в УгРо. С особой теплотой вспоминает А. Ибраимов своих наставников - Владимира Николенко, Бориса Сирик, Виталия Чернецкого, которые учили как общаться с преступным элементом, как их «вызывать на разговор». Не последнюю роль играло умение заводить уголовные дела, работать с агентурой, обрабатывать их сообщения. Всё на практике. При работе с ними денег не жалели. Агенты реально помогали в разработке организованных преступных групп (ОПГ). Платили им изрядно. За агентурные разработки ОПГ наш герой ежеквартально получал денежные премии. В 1987 году он был признан лучшим оперативником столичного УВД как победитель «Вахты 70-летия Октябрьской революции». 
- День и ночь работали в те дни, - вспоминает А. Ибраимов. - Людей мало было, но тем не менее, обслуживали центральную «зону» г. Фрунзе. Нас, оперов,  шестеро было. Затем нам следователей дали, разместились в детском саду. Потом на этом месте ГОМ организовали. После распада Союза, как грибы после дождя, стали повсеместно создаваться дерзкие ОПГ, которые совершали тяжкие и особо тяжкие преступления против граждан и их имущества. Они «бомбили» кооперативщиков, торгашей и спекулянтов, пытавшихся как-то выжить в перестроечное время.  Не простые были эти 90-е и нулевые. Озлобленность, неустроенность, неуверенность в завтрашнем дне. Всё это, только усложняло работу оперативных служб. За все годы службы в органах правоохраны я ни разу не применил боевое оружие. В меня же стреляли несколько раз. Промахнулись. Видимо, плохо целились.
В 1990 году наш герой был направлен на службу в Межрегиональное управление (МРУ) МВД СССР по борьбе с организованной преступностью. Оперативники этого подразделения совместно с кыргизскими операми  пресекали деятельность как «своих» ОПГ, так и гастролёров из стран ближнего зарубежья. К примеру, довольно успешно закрыли «катал» из Закавказья, которые с помощью «кукол» (фальшивых денег) обманывали продавцов иномарок. Не менее успешно милиционеры пресекли деятельность ОПГ «братьев Межидовых» и «Осмоновых», а также банду «Домбрунова». На счету этих жестоких бандформирований десятки тяжких резонансных преступлений. Практически, все нарушители правопорядка из этих банд были задержаны и осуждены.
После распада СССР почти все оперативники МРУ влились в состав МВД Кыргызстана, а после ряда переименований этого подразделения в УРе был сформирован «Отдел по борьбе с организованной преступностью» (ОБОП), который возглавил подполковник Тажибек Макушев, а Ибраимова назначили к нему замом.  Оперативники этого отдела сдерживали и пресекали (зачастую довольно успешно) деятельность правонарушителей. 
В те годы участились случаи угона дорогих иномарок. Руководством ведомства было решено организовать отдел по противодействию угонам автотранспортных средств. Руководителем этого подразделения был назначен полковник Ибраимов. Работая энергично и вдумчиво, им вскоре было раскрыто 12 фактов хищения личного имущества и пресечена деятельность гастролёров из Алма-Аты, преуспевших в этом «бизнесе». 
Не все гладко было и в рядах сотрудников правоохраны. Нет, нет, да выявлялись должностные преступления. Дальше - больше. Назрела необходимость создания ведомственного отдела, который занимался бы борьбой с подобными фактами.  Новый главк по борьбе с должностными преступлениями было предложено возглавить Ибраимову. Но долго руководить этим подразделением ему не пришлось. Он вскоре был упразднен. Назрела необходимость возглавить отдел по агентурно-оперативной работе. Последние годы службы в центральном аппарате ведомства полковник Ибраимов осуществлял контроль за деятельностью низовых подразделений в части непростой работы с агентурой, оказывал содействие коллегам в разработке преступных эпизодов с их помощью.
- Казалось бы обыденная, каждодневная, рутинная работа. Не чурались мы и черновой работы. - вспоминает полковник Ибраимов. - Втягивались в неё. Она тебя настолько захватывала, что другой службы и не представляли. Если работу свою любишь, она не может идти в нагрузку. На молодых оперов порой смотрю, им служба как в нагрузку. Со стороны видно, что к работе их не тянет. Такое ощущение, что они живут одним днем. Преемственности нет. Раньше как было, если опер в звании капитана, то он учит «молодого» как надо поступать в том или ином случае. По 5-6 лет сидит на этой «зоне». Он всех знает как свои пять пальцев. Учат друг друга. Старший учит младшего. Сейчас же опера меняются часто. Некому свой опыт передать. Не могут заинтересовать, затянуть в работу. Я 10 лет проработал в Первомайском РОВД. Никуда не хотел идти. Хотелось сидеть и работать. Чувствовал себя хозяином в районе. По городу уже чувствовал себя хозяином. Вот было время. В коллективе воспитываешься, и коллектив воспитывает тебя. Живёшь, работаешь - в тебя всё это закладывается. Иногда смотришь, опера по району ходят в шлёпанцах на босу-ногу, в шортах. Ужасное зрелище. Разве можно себе такое позволять. Ты же представитель власти! Они даже с людьми разговаривать не умеют. Мне стыдно за таких оперов…  
 
Сергей СЯЧИН,
P.S.  Своего брата Канатбека Ибраимов-старший убедил тоже посвятить свою жизнь службе в органах правопорядка. После окончания ФССШМ МВД СССР и начав службу в полку ППСМ старшиной милиции, Канатбек завершил её полковником, начальником ГУООП МВД Кыргызстана. Имеет правительственные награды. Самый младший из Ибраимовых  Эрмек, закончив Кыргызгосуниверситет, по сей день работает юристом. 
Подробнее ...

Ровесница кыргызской милиции

Новому поколению молодежи, выросшему после распада СССР, трудно понять, что двигало в жизни их отцов и дедов. Почему они могли, не жалея  сил и  здоровья, трудиться без зарплаты на стройках, сельхозработах, и почему они вспоминают свою молодость с ностальгией как о счастливых годах. У них не было иногда приличной одежды, бывало, что голодали, но зато у них была вера в то, что впереди их, их детей и внуков  ждет лучшее будущее. Ради этого они  жили и работали.
Так вспоминает о своей жизни  и 94-летняя ветеран и ровесница кыргызской милиции Ольга Борисовна Золотых. В 1941 году после начала войны она, уроженка города Пензы, вместе сестрами была эвакуирована в город Фрунзе. Здесь она закончила школу, а зимой  1943 года ее и еще нескольким девушкам райком комсомола предложил пойти служить в милицию, чтобы заменить ушедших на фронт мужчин. Согласных отправили учиться во Фрунзенскую среднюю спецшколу милиции. Это были военные годы, когда вся большая страна работала для фронта, для будущей победы над фашизмом. 
 Ольга Борисовна вспоминает, что приходилось перешивать для себя мужскую милицейскую форму, кроить дополнительные стельки, чтобы ноги не мерзли. Каждое утро начиналось с политинформаций, на которых заслушивали сводки Совинформбюро о положении на фронтах, радовались, когда приходили известия о победах Красной Армии. На занятиях они конспектировали законы, основы оперативно-розыскной деятельности, криминалистики, марксистко-ленинскую философию. А после занятий их отправляли на практику: регулирование уличного движения, рейды по задержанию многочисленных беспризорников, которых они определяли в детские дома, операции по борьбе со скотокрадством, проверке паспортного режима.  Криминогенная ситуация в то время была сложная, преступники всех мастей, дезертиры, спекулянты, бывшие басмачи – весь этот контингент советская милиция  должна была обезвреживать и пресекать. И курсанты школы милиции тоже вносили свою лепту в эту борьбу. 
Кроме того, дважды в неделю повзводно они работали на заготовке торфа в селе Кен-Булун или на строительстве  Большого Чуйского канала. И никто от таких работ не отлынивал, не требовал дополнительной зарплаты – все понимали, что так нужно, чтобы выиграть войну. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» призывал к этому, и никому даже в голову не приходило усомниться в полезности такого труда. А еще  курсантки взяли шефство над госпиталями, где лечились от ран фронтовики, ухаживали за ними, помогали как могли, писали под  диктовку письма их родным.   
В те военные годы многие советские люди по велению сердца собирали средства для постройки танков, самолетов, орудий. Это движение стало повсеместным в стране, и наши курсантки тоже отчисляли часть своей зарплаты и хлебной пайки в фонд обороны. 
Свободного времени у девушек  было очень мало, да и уставали сильно. Но молодость все равно брала свое – раз в неделю ходили на танцы под духовой оркестр  в Дубовом парке или на спектакли в театры. 
После окончания милицейской школы Ольгу Борисовну направили в межобластную школу младшего начальствующего состава, а после нее  в 1945 году в звании младшего лейтенанта милиции в отдел по борьбе с бандитизмом инспектором-кодификатором для работы с секретными документами. С 1961 по 1974 годы она проработала в Госавтоинспекции. Затем в 1974-1976 годах она была участковым инспектором в Первомайском РОВД, а с 1976 по 1983 годы – инспектором штаба УВД столицы, откуда и вышла на пенсию в звании майора милиции. За годы службы Ольга Борисовна многократно награждалась ведомственными и юбилейными медалями, Почетными грамотами. Но особо она ценит одну награду – медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Она гордится тем, что есть и ее маленькая частица труда, внесенная в копилку общей победы советского народа над фашизмом. 
Тридцать лет, отданные службе в милиции, конечно, не пропали даром. И выйдя в отставку, Ольга Борисовна не смогла долго сидеть без дела. Поработала несколько лет в совете ветеранов ГУВД столицы, организовывала мероприятия для ветеранов, оказывала помощь немощным и больным бывшим сотрудникам, хлопотала за них в различных учреждениях. 
Как пожелала  нынешняя исполняющая обязанность председателя Совета ветеранов ГУВД Бишкека Гулюмкан Тыналиева, она хочет увидеть  Ольгу Борисовну на 100-летии кыргызской милиции в добром здравии, чтобы торжественно отметить двойной для нее вековой юбилей. 
Подробнее ...

Первые опера Иссык-куля

5 октября 1918 года в целях охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом НКВД РСФСР принял положение «Об организации Отдела уголовного розыска». Этот документ стал юридической основой создания уголовно-розыскной службы в правоохранительных органах.
В преддверии празднования юбилейной даты руководством УВД Иссык-Кульской области было принято решение о выпуске книги об истории становления уголовного розыска в прииссыккулье. В ходе изучения исторических архивных документов мы столкнулись с некоторыми интересными фактами героического труда и подвигов первых оперативников области, которую выносим на обозрение наших читателей.
Если опираться на материалы, хранящиеся в 53 фонде Ыссык-Кульского областного государственного архива, то видим, что в связи с октябрьской революцией в России в конце 1917 года и в начале 1918 года войска российской царской армии покидают военный гарнизон, расположенный на территории Пржевальского (ныне Каракол) городского уезда. В целях недопущения массовых беспорядков и обеспечения строжайшего соблюдения революционного порядка, Пржевальская городская Дума под председательством Каракаша принимают решение о создании первой народной милиции.
23 января 1918 года полностью формируется Пржевальская уездная городская милиция, начальником которого был назначен чиновник 21-го Туркестанского стрелкового полка  И. Черкащенко. Численный штат милиции был следующим: начальник милиции, его помощник, письмоводитель, писарь, старший милиционер, 13 пеших и 2 конных милиционеров.
В конце 1918-года при Семиреченском областном отделе уголовного розыска создается Пржевальско-Нарынский окружной уголовный розыск. Одним из главных задач личного состава уголовного розыска Пржевальского уездного города того времени была борьба с конокрадством, спекуляцией продуктами питания, преступлениями на бытовой почве, раскрытие всех преступлений, не носивших политического характера. 
Одним из первых руководителей Каракольского окружного уголовного розыска стал Садыбакас Султангазиев, сын батрака, уроженец села Тенизбай Тюпской волости. В 1919 году в г. Ташкенте он  прошел начальные партийные курсы Туркестанского края. В 1920 году участвовал в боях по подавлению белых банд на Джаркентском фронте в составе особого отряда. После окончания Гражданской войны возглавил Каракольский окружной уголовный розыск.
В 20-годы одним из распространенных видов преступлений являлось конокрадство. Уголовный розыск под управлением  Садыбакаса Султангазиева решительно вел борьбу с этим видом преступления. Но, как так этот вид преступления имел организованный характер, то борьба проходила в сложных условиях. Нередко в этом виде преступлений, который приносил большую прибыль,  участвовали и сами сотрудники милиции. Так, в отчете за март месяц 1922 года начальника Каракольского окружного уголовного розыска говорится: «В конце 1921 года и в начале 1922 года сильно было развито конокрадство, но благодаря умелым действиям уголовного розыска были задержаны главные конокрады,  и преступления в этом направлении уменьшились.  В середине марта в городе была обнаружена шайка грабителей из 9 человек, в основном состоящих из числа казахов. Десятым участником в этой шайке был политрук начальника управления городской милиции Ергибай Бериков. Нашими силами данная шайка была обезврежена, но отставшая часть пытались организовать покушение на начальника Угормилиции. Их замысел не удался».
Еще одна из криминальных сводок тех лет: «В ночь на 25-апреля неизвестные лица, преследуя злой умысел,  проникли в контору Каракольской городской почты-телеграфа. Было похищено 2 железных ящика, в которых находились ценные вещи на 4000 рублей, печать и шифры конторы. По подозрению в краже была задержана уборщица конторы и её сын Лебедев. Через два дня были задержаны другие члены преступной шайки Ильин и Ладо». 
Первые сотрудники уголовного розыска воспитывались в школе суровой гражданской войны, с пониманием относились к идеям и требованиям Советской власти, мужественно и самоотверженно охраняли революционный порядок, боролись с преступностью. Сегодня отдельные политики высказывают мнение, что идеи Советской власти не имели за собой будущего, были вымышленными и привели ко многим человеческим жертвам. Но чтобы мы не говорили сегодня, в то время идеи коммунистической идеологии в полной мере совпадали с желаниями простого народа. Факты - упрямая вещь, и все исторические события тех лет остаются фактами. Этого мы не должны забывать.
 
Подробнее ...

Галерея

Видеогалерея

videogallery

Наши контакты

Адрес; 720040, г.Бишкек ул. Фрунзе 469

Милиция: 102

Телефон доверия: +996 312 26 60 27

Общественная приемная граждан:

+996 312 26 60 64

Пресс-служба МВД КР:

+ 996 312 26 62 90

(тел/факс), +996 312 26 62 54